Восточноевропейское виноделие возрождается из краха

vini evropa vostokВо времена “Железного занавеса” мир мало знал о восточноевропейских винодельческих производствах, да и почти не интересовался ими. В редких случаях (скорее, как исключение) вина “Бычья кровь”, “Лутомер Лазки”, “Рислинг” и другие болгарские вина продавались в Швецию, Данию, Бельгию, Люксембург и Великобританию.

Впрочем, Запад на этом не много потерял: производство вина за Железным занавесом использовалось с целью алкогольного забвения граждан этих стран, либо для утоления жажды тех же советских граждан за недалеким, братским рубежом. Эти цели особых изысков от виноделов не требовали.
В 70-е годы каждый из 240 миллионов советских жителей, по среднестатистическим данным, выпивал 16 литров спиртного в год. Тем не менее в годы “сухого закона” (с 1986 по 1990гг.) виноградники Советского Союза были уменьшены на 32%. Подобная политика стала проводиться в Болгарии, Румынии, Югославии, и только Венгрия и бывшая Чехословакия избежали уничтожения виноградников.
Всего 6 лет назад лишь шесть стран-винопроизводителей Восточной Европы принимались в расчет на мировом рынке – Венгрия, Чехословакия, Болгария, Румыния, Югославия и СССР. Но с крахом старого режима к перечню присоединились Словения, Хорватия, Черногория, Молдова, Украина, Беларусь, Грузия и Азербайджан.
В этих странах сегодня происходят сходные процессы (исключая Югославию), поскольку правительства этих стран издали законы о реституции, позволяющие бывшим владельцам заявить свое право на собственность, конфискованную в коммунистические времена.
К сожалению, лишь немногие из “бывших” сохранили документы, подтверждающие их право собственности, кроме того, из-за изменения большинства старых границ нынче очень тяжело определить, кому следует доказывать это право. В результате началось повсеместное запустение виноградников: какому фермеру охота обрабатывать землю, на которую кто-то может заявить права. В то же время коллективные хозяйства, финансировавшиеся государством, теперь оставлены на произвол судьбы. Все это называлось финансовой независимостью, однако результатом стало фактическое банкротство.
Странам Восточной Европы, и, в частности, их винодельческим хозяйствам в той или иной мере угрожает призрак финансового краха: не утихает инфляция, ощущается острая нехватка капитала. Винодельческие заводы попадают в зависимость от объема производимой продукции, а не от ее качества. Причем во многих случаях отсутствует понимание того, что необходимо потребителю конца XX века.
Случается, в некоторых хозяйствах виноград, а иногда смесь разных сортов с признаками гниения, в плохо проветриваемых и антисанитарных установках пережимается через прессы в чаны. Дальше – уже по технологии. И – на стол.
Многие видят выход в западных инвестициях. Вложения в технологию и оборудование набирают ход в Венгрии, немного отстает Болгария, только начинают приживаться в Румынии и едва намечаются в Молдове.

Фактически все восточноевропейские вина, выходящие на западный рынок, произведены на винзаводах, где западные технологии и вложения привели к изменениям в традиционной практике производства. Только в Чешской республике, Словении и Словакии винзаводы достаточно хорошо, современно оснащены, чтобы функционировать без помощи извне.

Венгрия.
Еще в 1991 виноделы Хью Рыман и Джон Чедвик из Ханвудской группы стали приглядываться к винам с гармоничным соотношением качества и цены. Они привлекли молодого специалиста – австралийца Адриана Винга на винзавод в Гионгио, и тот всего за год продемонстрировал, чего можно достигнуть… при свежем винограде и чистоте на винзаводе. Вина Гионгио завоевали много призов и доказали, что Восточная Европа может иметь успех на западном рынке.
Сегодня германские инвестиции создают условия для конкуренции с другими державами в оказании влияния на местные кооперативы.
Участие Германии началось с покупки акций престижного предприятия “Токай”, где инвесторами были богатые французские страховые компании. Скромные инвестиции были сделаны в винзаводы “Балатонболгар”, “Гионгио”, “Ижак”, и теперь все три завода находятся под немецким контролем.
Венгрия теперь чуть ли не главный поставщик Германии, а это со временем будет означать, что другим европейским странам, заинтересованным в качественных винах по доступным ценам, придется искать их где-то в другой стороне.
Как отмечалось, потенциал велик при великолепном разнообразии классических и местных сортов винограда. Белое вино “Ирсай Оливер” и красное “Кекфранкос”, плюс токайское сухое вино “Фурмент” уже доказали, чего они стоят, а такие вина, как “Кадарка”, “Зефир”, “Бикавер”, “Гарслевелю” и “Зенит” ожидают своего звездного часа.
Давно уже предсказывалось возрождение токайского вина, и после получения необходимых инвестиций, и общего улучшения методов производства это наконец свершилось. Однако в плане коммерции производство венгерских игристых вин станет выгодным лишь со временем.
Многие местные сорта винограда отлично подходят к стилю этого вина. Венгрия уже доказала свою способность предложить приемлемое качество по доступной цене. По всей Европе люди пьют венгерское шампанское, объем которого на рынке постоянно увеличивается. Такие предприятия как Ханга в Ижане (производится около 1,5 млн. бутылок) до этого были нацелены на восточного потребителя, а теперь явно ориентированы на западные рынки.

Болгария.
Из-за финансовых проблем и устаревшего оборудования Болгария тормозит в абсолютном качестве. После второй мировой войны здесь было установлено российское оборудование с пометкой “Не использовать на холмистой местности”. Болгарское руководство восприняло это буквально и перенесло виноградники на низкоуровневые сельскохозяйственные земли, которые идеально подходили для зерновых, но были слишком жирными для виноградников. Существуют лишь два исключения – к северу от Руссе и к югу от Мельника.
Непостоянное качество все еще является проблемой – фактором, который мешает Болгарии вывести виноделие на самоокупаемость.
Странен тот факт, что до краха коммунизма Болгария была единственной страной коммунистического лагеря, которая преуспевала в объемах производимой продукции, теперь же она начала сдавать позиции.
Конечно же, Болгарии еще не поздно приступить к действиям, но время не ждет…

Румыния.
При недавней инфляции в 800% и неимоверно быстро растущих процентных ставках проблемы Румынии очевидны. Экономическая депрессия и неустойчивый валютный курс означают, что мини-паломничество инвесторов еще не дало своих плодов.
Здесь, как и в Венгрии шесть-семь лет назад, большинство винзаводов функционировали как кооперативы низкого уровня, поэтому лишь случайно можно натолкнуться на неизношенное и вызывающее удивление современное оборудование.
Истощение земель встречается повсеместно; затраты на оплату труда чрезвычайно низки (на одном из винзаводов прогрессивная оплата в 25 долларов США в месяц увеличила доходы рабочих в три раза). Бессистемная посадка – это тоже одна из проблем, к примеру, с одного “шеститонного” квартала, засаженного виноградом Шардонне, была выбрана всего 1 тонна – после устранения сортовых примесей, где наблюдалась высокая пропорция красного винограда.
Распыление химикатов привело к возникновению опасной ситуации в районах, где были приобретены дешевые химикаты для борьбы с мучнистой росой. Поскольку они содержали всего 10% активных веществ, это привело к высокому проценту брака уцелевшего винограда. Хотя даже этот виноград не был потерян для производства, так как все же существует значительный спрос на сверхдешевое вино в Германии и в странах бывшего соцлагеря.
Вино “Пино Нуар” могло бы стать звездой Румынии, да и “Мерло” также обладает хорошим потенциалом.

Молдова.
В Молдове, в Гинцести, к югу от столицы некто Хью Рыман в 1992 году быстро развернул свою деятельность. К нему тотчас подключилась компания “Пенфолдз”.
Здесь большие территории отведены под возделывание винограда (10% республики покрывают виноградники – а это 180 тысяч гектаров, производящих полмиллиона гектолитров вина). Обладая идеальными условиями и хорошими сортами, используемыми в производстве вина, Молдова насчитывает большее количество классических сортов, чем любая иная республика бывшего Советского Союза.
Как и в других странах Восточной Европы, здесь довольно легко можно приватизировать винзавод. С землей вопрос сложнее. В Европейском банке до сих пор ведутся дискуссии, стоит ли продолжать проекты финансирования. Компания “Пенфолдз” воздержится от финансирования до тех пор, пока не будет установлено более высокое качество вина, что станет возможным лишь после приватизации виноградников.

Македония.
Эта часть бывшей Югославии – еще один регион с высоким потенциалом и способностью производить вина международных стандартов. Стабильность, без сомнения, привлечет внимание из-за рубежа к ее 35 тыс. гектарам виноградников.

Чешская республика.
С точки зрения виноделия интересны лишь Богемия и Моравия. Они находятся под влиянием (хотя и не всегда приносят выгоду) Австрии и Венгрии.
Компания “Богемия Сект” старается избегать экспорта на Восток и предпочитает экспортировать в страны Европейского Союза. “Богемия Сект” имеет отличное оборудование и в настоящее время производит более 50 сортов вина, причем наибольшие объемы производства принадлежат игристому вину с надежным качеством.

Словакия.
Считается, что она имеет более высокий природный потенциал в вине, чем Чехия, однако у Словакии ограниченный потенциал в экспорте.

Словения.
Три виноградарских района, расположенных вдоль границ Словении, находятся под влиянием технологий Италии, Австрии, Венгрии. Ценный краснозем (terra rossa) районов, граничащих с Фруили, еще проявит свой огромный потенциал. Остальные же регионы бывшей Югославии больше занимаются междоусобицами, чем виноградарством.
Если в поисках вина проследовать дальше на Восток к России и Кавказу, мы окажемся у истоков виноделия. Побережье Черного моря является местом рождения сорта “vitis vinifera” и именно отсюда он распространился в Месопотамию, Египет и Грецию, а оттуда и в Рим, после чего сорт завоевал мир.

Грузия, Россия, Беларусь, Азербайджан.
Всем этим странам необходима стабильность. И хотя расходы на производство минимальны, из-за большой территории средства коммуникаций затруднены. Но все же, несмотря на 600 тыс. гектаров, засаженных виноградниками, несмотря на традиционный питейный славянский рынок, потребляющий продукцию и низшего, и высшего качества, западные предприниматели считают, что здесь есть риск обанкротиться.
Страны Восточной Европы между собой так же различны в своей культуре и экономической жизнеспособности, как Греция и Швеция. Но основы производства все же есть, так как изготовление вина веками составляло неотъемлемую часть жизни и быта этих стран.
С ростом цен на продукцию поставщиков Запада, интерес к изучению недорогого восточноевропейского рынка возрастает.
В державах, соседствующих со странами-членами Европейского Союза, была проделана большая работа по обновлению производства и технологий. И хотя часто здесь еще приходится убеждать в необходимости производства качественного вина, приемлемого для западного рынка, существует надежда, что сеть поставщиков вина будет продвигаться все дальше на Восток.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *