Шампань дарит игристые вина

Блестящая Нешампань

champan vinoКраткий обзор великолепных игристых вин, сравнимых по качеству со знаменитыми шампанскими.

Если вы не задумывались над тем, почему время от времени появляется очередная книга на гамлетовский сюжет, будет сложно разобраться, почему шампанское не осталось единственным игристым вином в мире. Похоже, что тень великого создателя шампанского, как и тень отца Гамлета, не давала покоя виноделам всех последующих времён и народов. Но приблизиться к разгадке формулы Периньона оказалось так же сложно, как постигнуть гений Шекспира.

Как и большинство великих вин, шампанское было создано не благодаря, а вопреки. Не благодаря оптимальным климатическим условиям, а вопреки им: Шампань—один самых северных виноградников, где весной лозе грозят заморозки, а осенью—ливни и гниль. Не благодаря плодородию почвы, а вопреки её бедности: на земле с таким высоким содержанием активного мела лоза долго не живёт. Наконец, не благодаря праздничному жизнелюбию винодела, а вопреки его монашескому аскетизму. На пересечении этих «вопреки», отсекающих возможность всего лишнего, рождается искомая формула—единственно возможная и неповторимая.

Идея производить свои «национальные» игристые вина почти во всех странах рождалась от элементарного дефицита—в какой-то исторический момент французского шампанского неизбежно оказывалось мало. Успешные эксперименты в этой области с гордостью записывались в анналы. «Шампанисты» становились особой кастой среди виноделов—немногочисленной и неприкосновенной.

КАТАЛОНСКИЕ МУДРЕЦЫ

Во второй половине XIX века Барселона начала богатеть и пить много шампанского. Вызов самолюбию местных виноделов был брошен.

Испания вообще, а северная её часть особенно, находится под сильным идеологическим влиянием Франции. Виноделы Риохи, например, до сих пор иногда сравнивают свои совершенно самостоятельные вина то с бургундским, то с бордоским стилем—и в зависимости от этих фантазий выбирают для вина ту или другую форму бутылки. Идея сделать «не хуже», чем во Франции, до самого недавнего времени двигала испанское виноделие по пути прогресса. В Риохе она заставила нескольких чудаков уподобить свои винные бодеги бордоским шато, а в Каталонии—заняться производством игристых вин. Шампанское здесь долго не получалось. Бутылки взрывались, вкусу не хватало чистоты и свежести. Группа из семи ведущих каталонских виноделов, заразившихся идеей шампанского, стала регулярно собираться в городе Сант-Садурни-д’Анойа на некое подобие «производственной летучки». Собрания эти стали такими долгими и частыми, что виноделы успели заработать себе ироническое прозвище—«Cемь греческих мудрецов».

Главным «мудрецом» был Жозеп Равентос, основатель группы Codorniu. Именно ему приписывается создание в 1972 году первой каталонской Кавы—игристого вина, сделанного в соответствии с технологией классического шампанского. Равентосу пришла в голову мысль использовать для игристого вина не тот виноград, который шёл на обычные вина—с виноградников, расположенных ближе к морю и обогреваемых его тёплым дыханием,—а виноград из зон, как мы бы сейчас сказали, «рискованного виноделия»—со склонов, удалённых от моря холмов. Климат здесь был более прохладным, перепады между дневной и ночной температурой—почти драматическими. А почва оказалась на удивление похожей на «шампанскую»—с тем же высоким содержанием активного мела. Все это объясняло, почему виноград, выращенный здесь, имел повышенную кислотность и не пользовался успехом у виноделов. Но именно такое сырьё и подошло для создания свежего, бодрого и долго живущего игристого вина.

Каталонские «мудрецы» вовремя поняли, что новый продукт даже именем должен отличаться от уже существующих. Поэтому для названия было выбрано слово «сava», которое дословно переводится как «погреб». («Бодега»—скорее надземный «склад» и негоциантское винное хозяйство.) Как и большинство шампанских домов, производители Кавы стали выдерживать свои вина в обширных подвалах с температурой около 15 градусов. Минимальный срок выдержки для Кавы сейчас определяется как девять месяцев, но лучшие из лучших выпускаются в трёх- или пятилетнем возрасте.

Если первая Кава была создана из французских сортов винограда, то сегодня подавляющее большинство Домов перешло на родные испанские: Макабео, Шарелло и Парейада. Кава из Шардоне встречается редко и считается экзотикой.

Два Дома—две большие индустриальные группы—делят между собой титул короля Кавы и время от времени спорят друг с другом—Codorniu и Freixenet. Первый гордится историческим первенством, второй обошёл конкурента объёмами. У обоих есть топовые вина, которые надо пить, чтобы понять прелесть Кавы и её оригинальность: сортовые ароматы, цветочную лёгкость, экспрессию минеральных оттенков и почти религиозную чистоту вкуса. Выбор между чуть более округлым и полным в букете Freixenet Reserva Real и чуть более строгим, классическим Codorniu Non Plus Ultra остаётся за вами.

НАСЛЕДИЕ ГАБСБУРГОВ

shampany pogrebИстория итальянского виноделия—с его традицией крестьянских вин, производимых едва ли не каждой второй семьёй для потребления в неограниченном количестве с хлебом и сыром—на первый взгляд, не уживается с аристократической идеей шампанского. Ситуацию помогает понять одно уточнение—северные области Италии, где вот уже более века производят признанные игристые вина, вошли в состав итальянского государства сравнительно недавно. Город Тренто—родина самого большого производства классического спуманте—до 1918 года был южной оконечностью сиятельной Австро-Венгрии, империи Габсбургов, а там спрос на шампанское был как раз велик.

Создателя главного бренда итальянских игристых вин звали Джулио Феррари. Это был странный тип, который, по словам помнивших его людей, был аскетом, почти никогда не улыбался, женился в возрасте 66 лет и не имел детей. Он получил фантастическое по тем временам (конец XIX века) образование—обучался в лучшей европейской школе виноградарства и виноделия в Монпелье, затем поступил на курсы ботаники и ферментологии в университете Гайзенхайма, после чего прошёл практику в Тунисе и в одной из столиц Шампани—Эперне. Возвратясь из странствий на родину в Тренто, он первым высадил здесь черенки Шардоне, почти за сто лет предугадав современное нам направление винной моды. «Бургундский жёлтый», с лёгкой руки Джулио Феррари, стал основой нового стиля спуманте из Тренто. А основанный в 1902 году винный дом Ferrari сделался его провозвестником и пророком.

Сегодня Ferrari—это итальянский MoСt & Chandon, самый продаваемый среди классических игристых вин Италии. Бизнес принадлежит семье Лунелли—старым виноделам и виноторговцам, в незапамятные времена перебравшимся в Тренто с юга Франции. Топовому кюве своего Дома Лунелли дали имя основателя марки—Giulio Ferrari. Избегая сравнений, скажем, что это одно из самых запоминающихся игристых вин, которые вам когда либо удастся попробовать.

СИДЯ НА КРАСИВОМ ХОЛМЕ

Пьемонт и Ломбардия—соседние регионы. Как у многих соседей, у них есть много общего. Например, на близлежащих виноградниках выращивают много одинаковых сортов винограда. А одна из областей Ломбардии—Ольтрепо Павезе—называется ещё и «Старым Пьемонтом». Но между соседями часто случаются ссоры, причиной которых, как правило, становится зависть. В это трудно поверить, но вполне серьёзные специалисты-энологи Ломбардии и Пьемонта до сих пор ведут дискуссию о том, чьи холмы лучше.

В Пьемонте игристые вина на манер шампанских начали делать раньше—уже в середине XIX века. Они, как правило, и назывались французским словом Champagne. Вскоре большая часть производителей спуманте с холмов Асти переквалифицировалась на выпуск сладких мускатных вин. А северные районы Пьемонта в окрестностях Альбы, Бароло и Барбареско отошли под красный сорт Небьоло. Пьемонтские красные вина стали культовыми, а мускатное Асти—с обеcцениванием всего сладкого—отошло в разряд специалитетов.

Виноделы Ломбардии были вправе обидеться—здесь тоже делают добрые и вкусные вина из Небьоло, но они поблекли в лучах славы Бароло и Барбареско. Впрочем, в ответ Ломбардия «отомстила» Пьемонту игристыми винами Франчакорты.

Franciacorta, дословно «Маленькая Франция», небольшая холмистая область близ Бреши, обязана именем французскому королю Карлу Великому, который останавливался здесь с лагерем во время одного из походов. Карл имел неосторожность поклясться, что праздник святого Дионисия будет отмечать уже дома, но кампания затянулась, и, чтобы сдержать слово, он назвал свою стоянку «Маленькой Францией».

Гордые потомки Шарлеманя из итальянской глубинки решили доказать, что их вина тоже имеют право на королевские привилегии, и сделали название своей области итальянским синонимом Шампани. Правила, которым должны соответствовать производители Франчакорты, так же строги, как правила АОС Champagne: сортовой состав, урожайность, сроки выдержки.

Дом Bellavista—самый высокий аристократ Франчакорты. Его главный винодел Матиа Веццола, обласканный вниманием Роберта Паркера, слывёт на своей Медной горе истым Данилой-мастером, и его лучший «каменный цветок»—Bellavista Gran CuvОe. Это одно из немногих игристых вин мира—таких и в Шампани по пальцам одной руки перечесть—резервные вина для которых проходят выдержку в бочке, обретая совершенно особенную структуру и вес. Вино, которое может лежать у вас в погребе не одно десятилетие, сохраняя ясную память о летнем солнце и осенних туманах предальпийской Италии.

Ответ пьемонтских домов на расцвет Франчакорты был запоздалым, разрозненным, но в отдельных случаях очень выразительным. Несколько волшебников Бароло посчитали делом принципа выпустить коллекционный брют и получили за свои усилия место в международных рейтингах. Один из самых очаровательных примеров—«трёхбокальное» Valentino Brut Zero от Rocche dei Manzone, которое пахнет свежими семечками подсолнуха, цветами и мёдом.

ПРОДЕЛКИ НЕОФИТОВ

Претензии на создание престижного кюве зарегистрированы во всех винодельческих странах Нового Света. Говорить об их состоятельности ещё рано. Однако личные симпатии вашего автора устремляются в Южную Африку. Первую лозу сюда завезли переселенцы из Западной Европы поздних мушкетёрских времён. Может быть, поэтому лучшие миллезимы Pongrazs или Simonsig CuvОe Royale так удивительны—и, будем надеяться, повторимы!

2 thoughts on “Шампань дарит игристые вина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *