Путешествие в Венесуэлу

roraima venesuela
Гора Рорайма

Венесуэла лежит в стороне от традиционных маршрутов — так я рассуждала. И мне казалось, что путешествие начнется в полупустом самолете, где можно растянуться на свободных креслах во весь рост. Но нет, я недооценила европейцев: самолет компании KLM, совершавший рейс Амстердам–Каракас, был забит до предела. И чем больше удалялась Европа, тем раскованнее становились пассажиры.
Чего они ждут? Самых длинных карибских пляжей? Джунглей, золота, водопадов? Или чего-то еще? Я досмотрела до конца разыгравшуюся на моих глазах пьесу и теперь склонна думать, что верно именно последнее предположение.

Национальный парк Канайма: джунгли, саванна, бесчисленные водопады и древние горы тепуи со своей уникальной жизнью. Для полноты ощущений туристов возят на лодках, выдолбленных из стволов эвкалипта

— Меня зовут Хериберто. Я отвезу вас на ранчо со всеми удобствами. Вы возьмете мачете и нарубите сахарного тростника на бутылку рома. Это будет ваш фирменный ром. Mы заклеймим его вашим личным клеймом. Привезете домой на память…
Смуглый порывистый представитель венесуэльского туристического бизнеса в огромной шляпе напал на нас, как только мы сошли с самолета. Он хозяин маленькой компании, но уверяет, что может все, скучно не будет.
— А хотите сначала в джунгли? Вы знаете про реку Ориноко? Вы увидите великую анаконду.
Вот так сразу. Конечно, мы были готовы и к анаконде, и к мачете. В Венесуэлу, как и в Мексику, едут любители приключений. Преимущества материкового вояжа в страны Карибского бассейна по сравнению с вояжем островным именно в том и состоят, что природа на материке разнообразна, дика и не испорченна. И великое множество местных туристических агентств предлагает гостям восхождения, походы, сплавы, сафари и проч. Все эти приключения, разумеется, не исключают пляжного отдыха в лучшем его исполнении: прямо у побережья страны расположены большие и малые курортные острова с полноценным туристическим содержанием.
Наши гиды — партнеры московской компании “Акстур”, которая устроила наше путешествие, — отыскали нас в аэропорту спустя три минуты после нашей встречи с энергичным господином Хериберто. Они отменили анаконду и сообщили, что мы будем действовать по намеченному плану и заранее предусмотренному расписанию. Неужели здесь действуют расписания?
Еще во время полета, где-то над океаном, я начала догадываться, чем помимо природы привлекает европейцев Венесуэла. Пока мы пересекали воздушные пространства, моим левым ухом завладел молодой немец — бутафор знаменитого немецкого театра, который от всего устал. Из всех предлагаемых турагентствами раев он, будучи художником, выбрал Венесуэлу, как рай абсолютно сюрреалистический. Знаете что он мне сказал? “Умом Венесуэлу не понять”. Вот так буквально.
С ним трудно не согласиться. Вот народный герой, воспетый Байроном Боливар, предводитель босой армии индейцев, которая совершила легендарный переход через Анды, — после него даже Суворов со своим переходом через Альпы не впечатляет. Боливар долго боролся за утопическую идею зачем-то создать Великую Колумбию, объединяющую современные Венесуэлу, Колумбию и Эквадор. И объединил, правда ненадолго.
Или вспомним “Осень патриарха” колумбийского писателя Маркеса, где прообразом героя был венесуэльский диктатор Хуан Винсент Гомес. Такой харизматический и беспощадный, что писатель в романе позволил себе знаменитую сцену, где гостям выносят на блюде подрумяненного опального генерала в мундире и с петрушкой во рту. Какой уж тут Сталин.
Красавицы — следующая венесуэльская тема. О них мой немец говорил с особенным чувством. Следствие смешения кровей. Они важная статья венесуэльского экспорта, и не раз завоевывали титулы “Мисс мира” и “Мисс вселенной”.
Пока с левой стороны у меня на немецком языке звучало обоснование венесуэльского искейпа, справа бубнила русская попутчица Светка. Красотка Светка была недовольна жизнью и тоже совершала escape — похоже, чтобы оправиться от неудачной любви отечественного происхождения. Любовь эта уже произвела разрушительное воздействие на Светкин организм. Он (“Ну, он мне как муж, понимаешь?”) буквально перед отъездом разгневался и дал Светке в ухо так, что лопнула барабанная перепонка. И теперь ей нельзя купаться, а также летать на самолетах (а она, заметьте, именно на самолете летела туда, где следует купаться).
“Хватит страдать по мужу, который вовсе не муж, ничего не зарабатывает, иногда запивает и способен ударом уложить слона. Тебе нужен другой”. Так сказала Светке я. И мы спустились на венесуэльскую землю.
Каракас оказался городом шумным и несколько безалаберным. Фешенебельные центральные улицы (в просветы стекла и бетона проглядывают море и горы) и жалкие лачуги на склонах холмов по дороге из аэропорта. Бойкая уличная торговля, интенсивная ночная жизнь. И обещанные яркие красотки в рискованных мини (говорят, по потреблению хорошей косметики на душу населения Венесуэла может сравниться с Россией).
Венесуэла — страна нефти и кризисов. Здесь самые большие в мире запасы сырой нефти. Поэтому время от времени случаются “черные” дни недели, когда падение цен на нефть обрушивает национальную валюту. После кризисов венесуэльский средний класс какое-то время не ездит “шопинговать” на Майами. Но потом воскресает опять. И, хотя демократию в Венесуэле учредили относительно недавно, незлобивый народ, похоже, уже забыл про диктаторов. Бедно ли, богато — важно, что весело. Жители Каракаса, кажется, склонны пританцовывать, чуть ветер донесет до их уха звуки барабанов уличного оркестра. Но звуки самбы смешиваются с голосами автомобильных клаксонов: множество подержанных машин томятся в пробках и не содействуют чистоте воздуха. Так что в столице вряд ли стоит задерживаться надолго, но все-таки местный музей современного искусства с садом скульптур и огромный парк (Парк-дель-Эсте) имеет смысл посетить.

Лос-Рокас. Завязка

Наши гиды правильно поняли задачу: чтобы хватило сил на приключения, путешественникам сначала полезно понежиться у моря. После быстро промелькнувшего Каракаса, выспавшись и приноровившись к чужому времени, мы очнулись на яхте, дрейфующей вдоль волшебного архипелага Лос-Рокас в шестьдесят необитаемых коралловых островков в Карибском море (они лежат примерно на той же широте, что Малые Антильские острова и Гренадины). От Каракаса сюда мы летели примерно с полчаса самолетиком местной авиакомпании. А потом, как здесь принято, стали путешествовать между островками на лодке. И вот — коралловые сады, лазурные воды и небеса, километры жемчужного цвета песков, где хозяйничают пеликаны. И разбросанные повсюду огромные раковины, которые, стоит их приложить к уху, зашумят и зашепчут: “Лос-рокас, “Лос-рокас”. Словом, все, что положено островам Карибского моря.
К обеду яхта начала распространять обеденные запахи. И, когда дело дошло до фруктов, сочных и ярких, как здешние рыбки, счастье стало полным. Мы со Светкой разговаривали во весь голос и не особенно выбирали выражения, считая, что вряд ли здесь кто-нибудь нас поймет.

Но нет. К нам, отделившись от группы своих спутников, сначала примкнула Аня из Москвы. Такая европейская с виду, она на самом деле просто замужем за бельгийцем. А потом деление Восток-Запад исчезло, и через несколько минут два не то француза, не то англичанина, не то какие-то из шведов уже бежали на поиски Светкиного купальника. Светка не говорила на иностранных языках, но ее поняли. И нашли. С этого все и началось.
Аня пронаблюдала ситуацию и вдруг доложила: “Бельгийские бабы стервы. Бельгийские мужики — ангелы. У нас в отеле мается один. Зовут Стеном. У него собственная кондитерская, но он очень начитан. Хочет жениться. Хороший парень, надо не упустить”.
Мы посмотрели на Свету: “Света, давай!”
“Ладно”, — быстро согласилась Света. Окружающий мир был просторен и ласков, море смеялось. Но залепленное ухо еще болело. Ей действительно требовалось лекарство от отечественной несчастливой любви.

Маргарита. Развитие сюжета

Они встретились на Маргарите. Каково? Такое начало обязывает.
Маргарита — это довольно большой остров совсем рядом с побережьем Венесуэлы. Его открыл Колумб во время третьей экспедиции в Америку в 1498 году — в том числе и для того, чтобы там спустя века встретились русская девушка Света и бельгийский начитанный кондитер Стен. Полчаса лету от архипелага Лос-Рокас. Кусочек суши в полдня езды в длину и в пару часов езды в ширину. С полсотни пляжей по периметру, оборудованных и диких, равно отличных. На Маргарите все есть — лучшая в Венесуэле “Маргарита” и “Пина коллада” (это популярные коктейли), городки в колониальном стиле, выстроенные испанскими конкистадорами. Магазины и торговые центры. Большое количество памятников Боливару, горы, долины и даже небольшая пустыня с кактусами, ковбоями и ранчо. Приличные отели, в том числе два пятизвездочных (один из них, Bella Vista, просто замечательный). Сервис вполне хорош, хотя и не слишком тороплив. И, как обычно, отельно-островная жизнь располагает к спокойствию. Покоем мы наслаждаемся днем. А вечер, с его беспокойным красным закатом, оставляем на мыльную оперу собственного приготовления.
Вечером в отель является Стен. Нормальный, невысокий такой человек, но видно, что начитанный. В шортах и рубахе.
А Светка там, наверху уже добрых два часа добивается от себя облика московской вамп. Светка, Маргарита тебя не поймет! Все долой — косметику, высоченные каблуки, на которых ты ходишь под углом к горизонту. Стен пришел. Светка внимает дружеским советам и выходит к Стену юной и безыскусной. Ни грамма косметики, одна натуральная милота. Стен сражен. Молодые долго смотрят друг на друга. А потом уходят общаться.
— Как вы разговариваете?
— На английском, конечно. Завтра он принесет мне English Discovery.
Так Светка называет English Dictionary. Но самое удивительное, Стен ее понимает и словарь ей действительно собирается принести.