Откуда берутся пробки от бутылок

probka butylВсемирный фонд защиты природы бьет в колокола: за 25 лет (1970-1995) люди уничтожили более 30% природных ресурсов планеты. По расчетам другой международной организации, “Гринпис”, к началу следующего столетия 25 тысяч видов растений и животных исчезнут с нашей Земли, будет причинен ущерб 20 миллионам гектаров редких лесов.

История пробок

В глубокой древности обширная зона Средиземноморского бассейна была густо покрыта лесами, где преобладали лиственные деревья – буки, каштаны и дубы. Их много было и на остальной территории Европы, пока не пришел человек с топором и пилой. Вначале для сельскохозяйственных нужд вырубались небольшие поляны, а затем – и целые лесные массивы. Освободившиеся земли превращались в поля и огороды, отводились под застройки городов и деревень. Высоко ценилась и древесина, она становилась универсальным стройматериалом, использовалась для разнообразных хозяйственных нужд. Повышенным спросом пользовался дуб (“Quercus” лат.) многих видов и разновидностей.

“Quercus Suber” пробковый дуб

Так ботаники называют распространенный вид особого ПРОБКОВОГО дуба (le chene-liege франц.), которому уже более 60 млн. лет. Народы Восточного Средиземноморья давно и широко использовали его кору. Ею закупоривали амфоры, найденные в древних египетских саркофагах. В античной Греции делали сандалии, буйки для рыболовных сетей, укупоривали винные бочки и сосуды с оливковым маслом. Греческий философ Теопраст (IV-III век до нашей эры) обнаружил, что дуб может неоднократно наращивать новую кору, и с кажды разом она становится лучше. Румынский агроном Колюмель рекомендовал применять ее (поскольку это плохой проводник тепла) в пчелиных ульях. Плин Лансьен предлагал обивать ею жилища, применять как буи канатов корабельных якорей, делать из нее зимнюю обувь и спасательные жилеты. В общем, древние хорошо знали и использовали уникальные физические и механические свойства пробковой коры: легкость, эластичность, непромокаемость, износостойкость, плохую тепло- и звукопроводимость.

Эра широкомасштабного применения пробковой коры наступила в начале XVIII века. В провинции Шампань французский монах-бенедиктин Дон Периньон, занимающийся шампанизацией вин, заметил, что деревянные пробки, обернутые промасленными листьями конопли, как правило, из бутылок выскакивали. Он заменил их цилиндром из пробковой коры и избавился от хлопот с непослушными затычками. Так цельная пробка из пробковой коры стала общепринятой во всех винных Домах Франции. К концу XIX века американец Джон Смит нашел способ изготовления агломерированной (прессованной – из мелких кусочков, крошек, порошка коры) пробки. Благодаря ему 75% сырья, считавшегося ранее отходами производства, стали применяться в производстве прессованных пробок (а попутно – настилов, покрытий для стен, всевозможных прокладок).

“Де-масляж”, “экорсаж” и тираж 

Пробковый дуб – дерево особое. Он не только красив и могуч, но и обладает уникальной способностью. Если для простых его сородичей потеря коры грозит смертельным исходом – растение сохнет и погибает, то для “quercus suber” – это просто смена одежки. Ободранный догола, он способен довольно скоро нарастить новую кору, и проделывает это многократно.

Этот удивительный представитель растительного мира и сегодня произрастает исключительно в зоне Западного Средиземноморья. Излюбленная его территория – Португалия. Встречается в Алжире, Марокко, Тунисе, на севере Италии, юге Франции и Испании. А вот более северные широты для него неблагоприятны. Пытались и в других странах “приручить” этого красавца, но результаты получались неутешительными. Дуб приживался, рос вроде бы нормально, но терял способность воспроизводить свою пробковую “одежку”. А ведь именно из-за его коры – идеального сырья для винных пробок – и закладывались дубовые леса.

Но и от средиземноморского обитателя получить кору, пригодную для пробок, – далеко не просто. Природного, “живого” поставщика сырья готовят с детства: у молоденького деревца начинают формировать крону с таким расчетом, чтобы в будущем взрослый дуб имел высокий прямой ствол – для съема с него наибольших ровных и длинных пластин коры, а также 2-3 основные ветви – с них снимают меньшие пластины метровой ширины.

А ждать этого будущего приходится довольно долго. Лишь к 25-30 годам дерево вырастает до высоты в 1,2 метра с периметром ствола в 60 см. Тогда с ним производят операцию “де-масляж” – снимают первую пробковую кору. Но в дело она не идет, поскольку считается “мужского рода” и имеет невысокое качество.

Через 9 лет процедуру проводят процедуру обдирания – “экорсаж”. Дерево от этого нисколько не страдает, наоборот, наращивает пробковую “одежку” все более интенсивно.

При первом “экорсаже” снимают кору первой репродукции. Она, так же, как и “мужская”, для производства пробок не подходит. И только в возрасте 45 лет дуб, наконец, дает так называемую тиражную пробковую кору, пригодную для производства. С годами она становится однородной, приобретает нужное, стойкое качество.

Снятые с дубов пластины собирают в кипы, формируют из них штабеля высотой в 3 и длиной в несколько десятков метров. Эти громадины оставляют для просушки в том же лесу. Через год готовые пластины отправляют изготовителям.

От ремня до автоклава

На месте производства пластины “выдерживают” в котле с кипящей водой, чтобы отмыть от лесной грязи. Практически непромокаемая, пробковая кора все же за несколько минут вбирает немного влаги, которую постепенно теряет в течение года.

После тщательной сортировки пластины режут на узкие ремни шириной 47-48 мм и пробойником выжимают из них пробки. Стандартная цилиндрическая должна, после шлифовки, иметь такие размеры: 45 мм в длину и 24 мм по диаметру.

Цельные пробки затем подвергаются специальной обработке – очистке. И это очень важно: в них не должны оставаться продукты мойки. Иначе содержимое бутылки приобретает вкус пробки, который существенно подпортит аромат и букет вина. Кстати, бельгийский эксперт Мишель Лекомт считает, что вкус пробки отдает вареным на пару лососем. Конечно, сам по себе этот деликатес очень аппетитен, но рыбий запах и вкус, может быть, и добавит экзотики благородному напитку, но вовсе не сделает его приятнее.

Пробки могут быть маркированы, с помощью механического пресса, надписями и датой выпуска вина. Покрытые парафином и силиконом (кремнево-органическое соединение), они готовы к употреблению. Цельные предназначены для высококачественных вин, еще зреющих в бутылках. Ординарные же обычно закупориваются менее дорогими – прессованными или пластмассовыми.

На выпуске корковых пробок для шампанских и игристых вин, а также “эксклюзивов” с индивидуальным оформлением для тихих вин специализируется с 1982 года одна из известнейших в западном мире португальская компания CHAMPCORK. Ее стратегия – максимальное удовлетворение запросов клиентов. Средства достижения успеха – тщательный маркетинг, постоянные технологические исследования, совершенствование производства. Это единственное в мире предприятие, изготовляющее пробки по новейшей технологии: путем метрового скручивания и стерилизации водяным паром в автоклаве методом “АВС 1”. Этот метод имеет неоспоримые преимущества. При обычной технологии пробки вывариваются в открытом баке при температуре 980С в течение 75 минут и имеют после процесса обработки 20-30% влажности. А простерилизованные в автоклаве методом “АВС 1” при температуре 1300С на продолжении всего 18 минут, они содержат влажности значительно меньше – 10-14%. С такими пробками можно работать сразу, тогда как прошедшие обычную варку нуждаются в 3-недельной “выдержке” для стабилизации их влажности.

CHAMPCОRK поставляет свою продукцию в 25 стран мира на пяти континентах планеты.

“Жаль выбрасывать”. И не нужно

Рынок корковых пробок довольно значительный, немало на нем и продавцов, и покупателей. Например, мировой лидер по оснащению винных погребов – итальянская компания FERRARI group – предлагает в герметичных пакетах по 100 штук как отдельно стилизованные парафинированные пробки “Primera” разных размеров для вин, а также обычные или конические – для шампанского, так и наборы в сумках-пакетах из пробок, самоклеющихся этикеток, кольереток и термоусадочных колпачков.

Виноделов, закупающих пробки, в нашем мире тоже вполне достаточно. Для германских фирм только в Португалии ежегодно производится до миллиарда этих изделий.

Но вот бутылка откупорена, вино выпито. Куда девать пробку? Выбросить за ненадобностью? Немцы, народ практичный, с этим в корне не согласны. По их мнению, использованные пробки можно утилизировать, перерабатывать и пускать на производство отличных стройматериалов – полов, облицовочных плит и т.п. И тем самым, как говорится, убить даже не двух, а трех зайцев: уменьшить денежные затраты на закупку готовых пробок, снизить угрозу загрязнения окружающей среды и сохранить природные ресурсы, уменьшив риск исчезновения пробкового дуба.

В Германии решением вопросов вторичного использования корковых пробок занят Немецкий пробковый союз (Deutschen Kork-Verband e.V.). Создана сеть специальных приемных пунктов-мастерских при Центре эпилепсии (Epilepsiezentrum Kork), где люди с ограниченной трудоспособностью выполняют посильную для них работу. В периодической прессе под регулярной рубрикой “Жаль выбрасывать” публикуются информации-напоминания населению с подачей всех координат учреждений и пунктов по сбору пробок.

В Украине 7 крупных изготовителей игристых вин ежегодно закупают за границей 25-30 млн. корковых пробок по цене от одной гривни за штуку. И ничего не делается для вторичного их использования. Возможно, стоит взять пример с бережливых немцев? Ведь действительно жаль выбрасывать на ветер деньги. Не будет ли лучше и выгоднее наладить сбор использованных пробок, их утилизацию и переработку на легкие, прочные и удобные стройматериалы? А не импортировать их из Западной Европы, в том числе и Германии?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *