КРУТАЯ ТРАССА К СЕРДЦУ мужчины

silvestr stalloneОднажды мы с Сильвестром Сталлоне ужинали в Милане. Мы съели: легкий салатик “Разогрев двигателя”, теплые кусочки осьминога “Под шум мотора”, свежий овечий сыр, завернутый в тончайшие кусочки итальянской ветчины “брезаола”(это блюдо носило взбадривающее название “На старт”). Кроме того, нами была молниеносно проглочена и легко усвоена паста “пенетте” с лобстером под названием “В ангаре”, лосось по-канадски “Замена на трассе”, лимонный шербет с водкой “Пит-стоп” (то есть “Вынужденный стоп”), рубленый бифштекс с розмарином “Пятый цилиндр в моторе” и свежие фрукты “Аэродинамика”. Все съеденное мы обильно запили вином “Капсула виола” и крепким кофе “Победитель”. И наконец ощутили в желудках приятную, но отнюдь не обременительную наполненность.

В Милан мы со Сталлоне приехали, строго говоря, вовсе не за тем, чтобы есть.
Его, завзятого фаната “Формулы-1”, оторвал от неотложных дел и властно позвал в дорогу очередной этап гонок, который, как всегда, проходил в середине сентября в крохотном городишечке Монца на севере Италии, поблизости от Милана.
А меня в то же время и в то же место привело врожденное женское любопытство. Дело в том, что вот уже который год живет во мне неистребимое желание разгадать вечную тайну мужской души. И с этой целью я исправно посещаю такие скучные мероприятия, как футбольные матчи, и такие скучные места, как автомобильные рынки.

Потому что мне всегда казалось, что находиться в эпицентре выброса мужских эмоций — это любой женщине полезно, это обогащает душу и питает наблюдательный ум. А тут как раз кстати оказалось, что любимая многими женщинами фирма Zepter, которая, как известно, выпускает уникальную кухонную утварь, еще и спонсирует боготворимое практически всеми мужчинами мира соревнование — гонки “Формула-1” — и приглашает журналистов некоторых изданий поприсутствовать на одном из его этапов.
Так мы с Сильвестром Сталлоне оказались на одном стадионе, а потом и в одном ресторане.

“Мама, я хочу быть Шумахером!”

Но прежде, чем оказаться на этом стадионе, я попала в магазин. (Буду откровенна до конца, а то кто же мне поверит, что я, едва прилетев в Италию, тут же побежала постигать мужскую душу?!) Это был ничем не выдающийся магазин детской, мужской и женской одежды в стиле casual, буквально первый попавшийся, и я заглянула в него без всяких серьезных намерений, просто так — сориентироваться в ценовой политике и местном ассортименте. Там продавались вполне миленькие свитерочки с модным сереньким отливом и еще длинные уютные юбочки, дутые курточки веселеньких расцветок и зонтики — такие, знаете, которые можно носить наперевес, что очень актуально…

Но, простите, я несколько увлеклась. Я хотела вовсе не о том. Я хотела о том, что в этом магазине одна мамаша два часа кряду мерила на своего примерно пятилетнего сына сто различных дутых курточек, а сын стоял как заговоренный и кротко сносил все эти примерки и восторженный щебет продавщиц. Только потому, что прямо перед ним висел огромный плакат с изображением черной гоночной машины и надписью “Danka Zepter”. И все то время, пока мамаша надевала на него курточки, мальчик завороженно рассматривал этот плакат. Было совершенно ясно, что он готов стоять у этого плаката всю жизнь, пока не вырастет. И если для этого нужно все время мерить курточки — что ж, он готов.
Примерно на 40-й минуте действа ребенок наконец заговорил. Он возвел на маму умоляющие глаза и сказал на своем родном итальянском языке: “Мама! Я хочу быть Шумацером!” “Шумахером, Тото, Шумахером! — машинально поправила его мама. — Конечно, Тото, конечно, будешь! И у тебя будет такая же машинка!.. Кстати, примерь-ка еще вот это!”
И я поняла, что город Монца буквально помешан на этих гонках и что фирма Zepter поступила очень правильно, став спонсором одной из команд “Формулы-1”. Таким образом она проникла в сознание всех мужчин всего мира как нечто созвучное радости.

Беруши и подпопники

Нигде и никогда мне не приходилось единовременно наблюдать столько взволнованных мужчин, как на стадионе Autodromo Nationale в день проведения финального заезда.
Утро, как любят отмечать господа романисты, еще только занималось, а подъехать к стадиону уже не было никакой реальной возможности, и все окрестные паркинги были забиты битком. А нескончаемый людской поток все тек и тек сквозь парк, спонтанно организовываясь в бодрые колонны и попутно скупая билеты у сомнительного вида молодых людей.

(Официальная стоимость билета на трибуны колебалась в пределах $100, но, похоже, по этой цене все билеты были проданы ровно год назад.) На всех языках мира обсуждались три темы: вчерашний предварительный заезд (“классификация”), вчерашняя же скверная погода (жуткий, кстати, был ливень) и кто сегодня победит (то есть Шумахер или не Шумахер). На почве этих животрепещущих вопросов люди разных возрастов, национальностей и вероисповеданий сближались так стремительно, что к середине пути начинали ощущать себя уже практически родственниками. Ну в крайнем случае соседями по коммунальной квартире.
Меня же сильно занимал другой вопрос: почему на лотках, где продавались сопутствующие мероприятию товары, особенным спросом пользовались беруши и, простите, подпопники (то есть такие поролоновые подушечки жизнеутверждающих расцветок) для ублажения седалищного места? Бывалые фэны настойчиво рекомендовали их неофитам как предметы первой необходимости на “Формуле-1”, но почему — не объясняли, только улыбались загадочно. Потом оказалось, что ответ, как всегда, очень прост: гул на стадионе стоит такой, что без этих берушей тут можно натурально оглохнуть. А скамейки на трибунах каменные. И когда ты плюхаешься на них в восторге оттого, что мимо тебя просвистела очередная машинка, то попе твоей очень больно. И это хорошо знает любой, кто хоть раз побывал на “Формуле-1”.

Колеса и кастрюли

Пользуясь своим правом спонсора, фирма Zepter провела меня в святая святых — вожделенные боксы, где машина проходит предгоночную подготовку, и механики, суровые, как нейрохирурги, делают последние исследования перед тем, как выпустить ее на трассу. (За эту экскурсию, я думаю, любой фэн не раздумывая отдал бы самый мягкий подпопник.) Не буду вас дразнить описанием различных технических подробностей, скажу только, что там все продумано очень тщательно, и это совершенно не похоже на какой-нибудь гараж или центр техобслуживания, где восемь слесарей девять часов ищут одну гайку, громко вспоминая при этом какую-то мать. Механики на “Формуле-1” между собой, кажется, вообще не разговаривают. Они друг друга понимают с полувзгляда, а мотор — с пол-оборота. И все гайки у них под рукой. А сменные колеса, которые в процессе гонки переобувает машина, хранятся в многослойном и многосложном термосе, который поддерживает необходимую колесу температуру.

Gala-dinner “Под шум мотора”

Однако вернемся к нашему со Сталлоне торжественному ужину. Справедливости ради стоит, пожалуй, отметить, что кроме нас там присутствовали еще человек двести, которых фирма Zepter пригласила отпраздновать окончание очередного этапа “Формулы-1” в Монце. Однако эти двести человек нисколько не помешали нам насладиться лобстером “В ангаре” и шербетом “Пит-стоп”, а также непринужденной беседой.

Как отметил Сильвестр, на этот раз особенно удались пятый лэп (то есть круг) гонок и лосось по-канадски “Замена на трассе”. На что я вежливо поинтересовалась, как проходит период подготовки к фильму о “Формуле-1”, который он продюсирует и в котором намеревается сняться в главной роли, и не передумал ли он приглашать на роли гонщиков реальных Шумахера и Вильнева? “Ведь, — сказала я, — эти типы такие капризные…” “Капризные, — ответил Сталлоне, — конечно. Однако я не могу представить, чтобы они были капризнее меня. А ведь и я могу быть кротким, как ягненок… Как, например, сейчас. И нужно для этого в сущности совсем немного: сначала дать мне возможность выпустить пар, показав гонки, а потом вкусно накормить… И меня можно брать практически голыми руками! Как, впрочем, и всех мужчин, наверное…”
Я обвела взглядом ресторан, в котором проходил наш ужин. Признаться, нигде и никогда я не видела единовременно столько умиротворенных мужчин. И я подумала, что, прибегнув к помощи рецептов от Zepter, можно без особых проблем завести у себя дома хотя бы одного такого же умиротворенного мужчину. Обед приготовить в нужной посуде по указанной ниже рецептуре, а предварительный выброс эмоций обеспечить своими руками. В конце концов, настоящая женщина вполне может быть столь же захватывающим зрелищем, как “Формула-1”. И беруши с подпопником тоже пригодятся.