Красная калифорнийская революция

Красная калифорнийская революция

Souverain WineryvinoСпустя три десятилетия после «бархатной революции» в калифорнийском виноделии, её автор Джозеф Фельпс и его последователи по-прежнему диктуют винную моду в Напа Вэлли.

Поверив на слово школьным учителям, что двигателем революции является пролетариат, мы перестали обращать внимание на очевидное—например, на то, что идеологами некоторых революций были начитавшиеся опасных книг аристократы-помещики, а исполнителями революционных помыслов становились вроде бы навсегда вросшие в свою землю крестьяне. Фермерский мотив революционного движения несколько раз откликался и в новейшей истории—как это ни странно, в такой мирной отрасли, как виноделие, и в такой благополучной стране, как США. В начале 1970-х годов человек по имени Джозеф Фельпс совершил «бархатную революцию» в американском виноделии.

Фельпс вырос на ферме, образование получил в инженерном колледже, а школу мужества прошёл на флоте во время корейской войны (1950–1953). После службы он вернулся домой и стал работать в строительной компании, принадлежавшей его отцу. Случилось, что он увлёкся вином—сначала как коллекционер.

Судьба сделала свой поворот в начале семидесятых, когда семейная компания Фельпсов получила заказ на возведение винодельни Souverain Winery в долине Напа. И, влюбившись в умиротворяющую красоту калифорнийских пейзажей, молодой Джозеф Фельпс решает купить себе участок земли к востоку от Силверадо Трейл—здесь суждено было появиться винодельческому хозяйству Joseph Phelps Vineyards. Именно отсюда по виноделию Калифорнии, а затем и других штатов, разошлись волны «красного террора».

Сейчас в это трудно поверить, но сорок лет назад в мире вообще и в Калифорнии, в частности, производили больше белого вина, чем красного. Калифорния была известна, как производитель Рислинга и Гевюрцтраминера. И надо было появиться такому мечтателю, как Джозеф Фельпс, с его нетрадиционным увлечением Долиной Роны, чтобы посадить здесь первые лозы винограда Сира. Первый урожай с этих лоз Джозеф Фельпс собрал в 1974 году.

Реализация следующей мечты Джозефа Фельпса радикально изменила представление американцев о красном вине.

Талант находит, гений крадёт, как сказал кто-то великий. Джозеф Фельпс украл из теории бордоского виноделия идею о том, что вино должно быть ассамблировано из нескольких сортов винограда, соотношение которых меняется в зависимости от условий каждого урожая. Базой для нового вина, по образу и подобию классического кларета, стало Каберне Совиньон, а противовесами для него были выбраны Мерло, Каберне Фран, Мальбек и Пти Вердо.

Insignia—так оно называлось. Это было сложновато для понимания среднего американца, который если и пил вино, то хотел ясно представлять себе его название—а названием в большинстве случаев служил сорт винограда. Может быть, ещё сложнее было понять происхождение цены—$12 за бутылку, что, по тогдашним меркам, было очень недешёво.

Вино Insignia было представлено двумя выдающимися виноделами: Вальтером Шугом и Крейгом Вильямсом. Последний присоединился к компании в 1976 году, после окончания университета Дэвиса. Сегодня он—главный винодел Joseph Phelps Vineyards.

Инсинья стала не просто самым первым калифорнийским вином, сделанным по принципу «бордоского замеса». Принцип гибкого ассамблирования ещё раз подтвердил свою состоятельность—Инсинья вошла в историю Калифорнии как непревзойдённое вино по стабильности качества. Даже в непростые для региона годы—например, как 1998-й и 2000 г.—этому вину удавалось придать ту же экспрессию и богатство оттенков, которые ценители калифорнийских вин знают по классическим урожаям 1987, 1994 и 1997 годов.

Большим открытием для очень многих калифорнийских виноделов во второй половине 1990-х годов стала почва, на которой росли их виноградники. Даже ещё лет пять назад, если бы вы попросили вполне успешного местного вайнмейкера рассказать о его терруаре, он бы, скорее всего, ответил что-нибудь невразумительное, типа: «Почвы у нас необычайно разнообразные». Впрочем, это и в самом деле так. Калифорния—область сейсмически активная, и в результате многочисленных тектонических процессов карта её почвенного состава стала очень пёстрой. На площади всего в пару гектаров участки глинистой, известковой и вулканической почвы могут складываться в самую причудливую мозаику.

То, что знание терруара и подбор того или иного сорта к его особенностям позволит добиваться стабильно высоких показателей, Джозеф Фельпс понял одним из первых в Калифорнии. В 1995 году он пригласил на должность управляющего компанией молодого и энергичного человека—Тома Шелтона, который вместе с Крейгом Вильямсом стал разрабатывать принципиально новое терруарное направление.

Первым вином, открывшим этот проект, стало Backus—стопроцентный Каберне Совиньон с небольшого виноградника в Оквилле, в долине Напа. Примерно в это же время, вопреки своей страсти к красным винам, Фельпс выпустил Ovation—прекрасное Шардоне из района Карнерос. Однако и «красная тема» получила развитие—Шелтон и Вильямс на новых виноградниках в долине Сонома начали работу над Пино Нуар—первый урожай его, датированный 2004 годом, только что появился в продаже под названием Fogdog.

Все эти вина были встречены с энтузиазмом—вместе с Инсиньей их уже окрестили «великолепной четвёркой» Джозефа Фельпса.

Но путь настоящих революционеров тернист. Им надо не просто ломать стереотипы, но и строить новые принципы, защищая их и доказывая их состоятельность. В условиях всё более жёсткой рыночной конкуренции компания Джозефа Фельпса отказалась от выпуска дешёвых вин. Однако, войдя в мир элитарного виноделия, Фельпс и его команда столкнулись лицом к лицу с теми, кого Том Шелтон называет «увлечёнными дилетантами». Им пришлось конкурировать с многочисленными энтузиастами, которые, полюбив вино, рассматривали его как дорогое хобби, а не эффективный и оправданный бизнес. Фельпсу пришлось доказать, что винодел имеет право не только на признание, но и на прибыль.

Из школьных учебников мы знаем, что революция предполагает диктат. Революционер Джозеф Фельпс и его последователи отдают себе в этом отчёт. Когда Тому Шелтону задали вопрос о соответствии его новых вин потребительскому вкусу, он ответил в том духе, что бегать за потребителем не входит в его планы.

«Если рынок вдруг хочет больше Мерло, как случилось несколько лет назад, это не значит, что мы должны тут же пересаживать виноградники,—говорит Том Шелтон.—Мы однажды решили, что наша земля будет диктовать нам условия. Это решение в силе».

Чтобы точно выбирать соответствие лозы и терруара, необходимо не только научное знание, но и интуиция. Том Шелтон определяет этот принцип с вполне революционной развязностью: «Тут как с порнографией—я не могу дать вам определение термина, но, когда я вижу конкретный пример, могу точно сказать: вот оно!»—RR

ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ЧЕТВЁРКА ДЖОЗЕФА ФЕЛЬПСА

INSIGNIA

На этом вине зиждится репутация Фельпса как красного революционера. У потребителей оно чаще всего ассоциируется с Каберне, хотя в его состав входит обычно около 10 % сорта Пти Вердо, а также по 3 % Мерло и Мальбека. Отличительная черта Инсиньи—сочетание экспрессивного, яркого аромата (с оттенками чёрных ягод и специй) и нежной вкусовой текстуры.

BACKUS NAPA VALLEY OAKVILLE CABERNET SAUVIGNON

Бакус—вино с одноимённого виноградника. Незабываемый, богатый аромат с классическим сочетанием тонов спелой чёрной смородины и шоколада. Такие танины, которые вы почувствуете в этом вине, принято называть шёлковыми.

FOGDOG PINOT NOIR SONOMA COAST

Интригующее название этого Пино Нуар происходит от выражения, которым называют лучи солнца, пробивающиеся сквозь туман на берегах Сономы. Стиль этого вина сочетает фруктовую экспрессию Нового Света и терруарную утончённость лучших красных бургундских вин.

OVATION CHARDONNAY LOS CARNEROS

Шардоне, выращенный в достаточно прохладной климатической зоне Карнерос, даёт вино с подкупающими медовыми и ореховыми нотами в аромате, а также «серьёзным» минеральным послевкусием—таким же долгим и не смолкающим, как овации на революционных трибунах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *