Коллекционирование вина

Эфемерное коллекционирование

vino kollekzijaДаже в самых идеальных условиях хранения вино постоянно меняется в течение своей далеко не бесконечной жизни. Кроме того, оно может доставить наслаждение своему обладателю лишь раз: одну и ту же бутылку невозможно выпить дважды

Помните, как в блестящем фильме «Отпетые мошенники» герой Майкла Кейна учит беспутного коллегу-афериста правильно тратить заработанные деньги? После таких объектов образцового инвестирования, как великолепный сад и античная статуя, он показывает Стиву Мартину свой винный погреб и признаётся, что не может пить эти редкие вина, так как они слишком много для него значат!

Из всех предметов коллекционирования вино, наверное, самый эфемерный. Статуя может не один век простоять в зале, а полотно великого художника—десятилетиями висеть в гостиной, ничуть не меняясь. Счастливый хозяин будет нежиться в незримых лучах, исходящих от произведения искусства и искушать шедевром своих гостей. Вино же не только меняется в течение своей далеко не бесконечной жизни, но и имеет возможность доставить наслаждение своему обладателю всего один раз. Ведь даже самый хитроумный человек не сумеет опустошить одну и ту же бутылку дважды. Даже простое созерцание винной коллекции сильно затруднено—винный погреб должен быть тёмным, и бутылки в нём лучше не трогать.

Винный погреб для хранения вина

chranenie vinaИ ещё одно известно коллекционерам. Когда настаёт заветный миг—пробка извлечена, и заветный напиток наполняет бокалы,—радость порою оборачивается разочарованием. Чаще всего из-за того, что вино, увы, неправильно хранили. Именно верные условия хранения способствуют достойному развитию вина в конкретных бутылках. Именно от условий хранения зависит, сумеете ли вы впоследствии перепродать часть своих богатств по приличной цене (если, конечно, захотите с ними расстаться).

La Revue du Vin de France (RVF),По словам Тьерри Дессова, главного редактора самого влиятельного французского издания о вине La Revue du Vin de France (RVF), специальные номера его журнала, посвящённые правилам составления и хранения винной коллекции, из года в год пользуются неизменной популярностью. Не менее регулярно эту тему поднимает и американское культовое издание Wine Spectator.

Любому хоть сколько-нибудь подкованному в этих вопросах знатоку известно, что в сохранении вин самую существенную роль играет долговременное постоянство температуры и влажности. Насколько же низкой должна быть температура? Отдельные коллекционеры устанавливают у себя в винном погребе около +7°С, надеясь таким образом замедлить процесс старения вин—шаг довольно сомнительный. Большинство же сходятся в том, что оптимальной является температура порядка 13-16°С. Относительная влажность не настолько важна, как температура, но всё же рекомендуется поддерживать её в определённом диапазоне, от 65% до 75%. Если уровень влажности слишком низок, будет происходить избыточное испарение из бутылок. Если же он слишком высок (выше 80%), то этикетки сморщиваются, а пробки могут подгнивать.

Коллекционеры располагают практически бесконечным выбором систем хранения, но любая из них относится к одной из двух категорий: либо готовая система заводского изготовления, либо система, спроектированная и изготовленная на заказ. У большинства компаний, которые занимаются данным бизнесом, есть квалифицированные консультанты, которые помогают клиентам выбрать готовую систему из каталогов; заметим, что цена некоторых моделей может доходить до 10 000 долларов. Среди участников этого рынка отметим, например, такие признанные международные марки, как «Еврокав» и «Электролюкс», а также российские компании «Эль Бодегон» и «Частный погреб», которые обеспечивают клиентов полным сервисом «погреб под ключ». Новички чаще всего довольствуются тем или иным каталожным вариантом, а вот серьёзные коллекционеры рано или поздно оказываются перед необходимостью заказать особый проект погреба, отвечающий их потребностям, вкусам и особенностям коллекции. Цена подобных заказов порой выражается семизначной суммой.

Если речь идёт о разработке серьёзного индивидуального проекта, вероятно, имеет смысл обратиться к дизайнерам по интерьеру или архитекторам, которые помогут вписать помещение для хранения вин в общую концепцию дома. Однако и в этом случае не пренебрегайте консультацией винного эксперта—иначе инвестиции могут оказаться неэффективными.

Несколько погребов, которые я видел в загородных частных домах к западу от Москвы, убедили меня в том, что идея винных коллекций всерьёз овладела умами состоятельных граждан. Главное отличие этих, как правило, подвальных помещений от их западных прообразов—наличие дегустационного уголка. Так давняя мечта классика русской литературы—«немедленно выпить»—была реализована в особняках по Рублёвке.

Наличие дегустационного пространства в погребе требует особенных конструктивных доработок—бутылки в этом случае должны быть укрыты от прямого попадания света и более тщательно изолированы в месте своего хранения. Отчасти эту проблему можно решить с помощью специальных ниш в стенах или полок особой конструкции. Но и это не позволяет нагревать помещение погреба до «комнатной температуры» каждый раз, когда туда заваливается компания. Любители дегустаций в погребе должны быть закалёнными людьми.

Мне рассказывали, как эту проблему решил один из отечественных винных энтузиастов.

В его довольно просторном винном подвале площадью 100 квадратных метров установлен кондиционируемый полупрозрачный куб из тонированного стекла, внутри которого и любят собираться дегустаторы. Просто и гениально, хотя довольно дорого.

У западных специалистов накоплен богатый опыт в обустройстве винных погребов. Известный лос-анджелесский дизайнер Синди Бернетт оформляла дом Брета Саберхагена, бывшего бейсболиста из высшей лиги. Большая часть коллекции Брета в 1000 бутылок—в основном это вина из долины Napa—располагается в специальном помещении, опоясывающем его строгую столовую, отделанную в португальском стиле. Это помещение активно используется во время званых ужинов и вечеринок, а в остальное время необходимая температура в нём поддерживается за герметичными дверями. Для долговременного хранения Синди Бернетт убедила Саберхагена устроить ещё одну, дополнительную кладовую за дверью из стекла, с решёткой из кованого железа.

Вообще стиль многих погребов описывается как «максимально романтический», в их интерьере дизайнеры часто используют изысканные литые и кованые конструкции из металла, камни и тяжёлую арматуру—всё это заставляет вспомнить о настоящих старинных погребах в винодельческих замках—шато.

Подобный стиль выбрали и создатели нового винного магазина, который вот-вот откроется в Крылатском, на Рублёвском шоссе. Помещением для этого, кажется, на сегодня крупнейшего московского винного магазина служит подвал бывшего универсама (сейчас это модный магазин биологически чистых продуктов). Согласно замыслу инвесторов, в этом подвале, отделанном со всей тщательностью французского шато, будут предусмотрены кельи, где частные клиенты смогут резервировать себе вина и хранить их «до востребования».

Хотя дизайнер по интерьеру может предложить интересные формы, цветовые решения и неординарные элементы оформления, для воплощения замысла всё же придётся прибегнуть к услугам профессионального мастера. Важными техническими компонентами проекта—такими, как система охлаждения (канальная или бесканальная), специальные рассеиватели для обеспечения надлежащего воздухотока, виброизоляция, застекление, освещение, охранная сигнализация, компьютерная проводка и прочие—лучше не пренебрегать.

Эван Голденберг из американской компании Design Build Consultants (Коннектикут) отличается от прочих «строителей» погребов тем, что является дипломированным архитектором. Он применяет сложные компьютерные программы и до начала строительства представляет клиенту различные варианты в компьютерной графике. Однако всем вариантам предшествует «изучение заказчика».

«Клиента надо узнать получше,—говорит Голденберг.—Надо понять, сколько бутылок и как часто он или она покупали в прошлом, сколько раз в неделю вино подаётся к столу, другими словами, насколько они на это дело запали». По мнению Голденберга, погреб надо устраивать с двойным запасом: если у клиента имеется в наличии 1000 бутылок, он делает погреб на 2000. Опытный архитектор говорит, что и этого бывает мало, так как вдохновлённые хозяева нового погреба заполняют его до отказа за несколько дней!

Дэвид Спон, прославленный дизайнер из штата Вирджиния, при создании своего последнего шедевра—«погреба» на третьем этаже исторического особняка 1896 года—столкнулся с особыми трудностями. Ему понадобилось укреплять конструкции дома, чтобы они не обрушились под внушительным весом бутылок.

Одним из самых востребованных дизайнеров США на сегодня является Пол Уайетт из Калифорнии. Штаб-квартира Пола, она же производственная база площадью более 2000 кв.м, располагается близ аэропорта винной столицы Калифорнии, города Напа. Уайетт, по образованию физик-атомщик, создаёт самые передовые в технологическом отношении проекты погребов, под стать тем замечательным коллекциям, для которых они предназначены. Дизайнер использует запатентованные масштабируемые модульные системы стеллажей, а также методы безгвоздевого соединения деревянных конструкций, заимствованные из японских традиций. Уайетт проектировал, строил и устанавливал системы хранения вина по всему земному шару, от Бостона до Бангкока и признаёт свою ответственность не только за техническое исполнение заказа, но и за судьбу вина.

«Моя цель,—говорит он,—сделать так, чтобы счастье не улетучивалось, когда вино покидает погреб, и коллекционер, в одиночку или в обществе друзей, готовится насладиться результатом хранения».

Как Chateau Latour побило рекорд на аукционе CHRISTIE’S

Chateau Latour 1961Весенний вечер в Лондоне, на торгах разыгрывается последний лот—ящик красного вина. Ящик отнюдь не обыкновенный. Эти бутылки, пролежав в родном погребе четыре десятилетия, собрали изрядный слой пыли, но конечно, гораздо более важно то, каким должно было стать вино за время выдержки. Звучит удар молотка, и поворот в судьбе бутылок свершился. Chateau Latour урожая 1961 года продано за 55 682 доллара,—мировой рекорд! Теперь вину предстоит перекочевать в погреб своего нового счастливого обладателя.

А началась эта история со знаменательного разговора, который состоялся в конце 2002 года между управляющим Chateau Latour Фредериком Анжерером и её основным акционером, предпринимателем Франсуа Пино. Собеседники говорили о том, что в обширном, но уютном каталожном хранилище винодельни скопился довольно большой запас бутылок вина старых урожаев.

«В некоторых случаях речь шла о 15 «запасных« бутылках, в других—о 60,—вспоминает Анжерер.—Франсуа Пино высказал идею поделиться «избытками» с частными коллекционерами, которые как раз на старых винах и специализируются. Некоторые из этих запылённых бутылок—наша законная гордость, лучших «послов» марки нам не найти. Чем держать их здесь и время от времени открывать в очень узком кругу, не лучше ли доставить радость общения с этими винами ещё кому-то, кто об этом мечтает? Словом, мы решили составить подборку для продажи на аукционе».

Анжерер связался с отделом международных винных продаж аукциона Christie’s. Хотя экономический прогноз был не слишком благоприятным, Фредерик был уверен, что коллекционеры проявят интерес к предлагаемым лотам, уж слишком они были уникальны. Ведь предлагался глубокий исторический срез—с 1960 по 1863 год! Добавьте к этому безупречное состояние бутылок, никогда за все эти годы не покидавших родного погреба. Редкое сердце коллекционера не дрогнет от близости такой добычи.

«При любой экономической ситуации появление на рынке чего-то исключительного не оставляет знатоков равнодушными,—продолжает управляющий Латура.—И имейте в виду, что мы в ближайшие 10-15 лет не собираемся повторять подобную акцию ещё раз. По той простой причине, что у нас не хватит на это запасов».

С самого начала идея равенства—такая в сущности французская идея—осеняла этот проект. Анжерер считал принципиально важным, чтобы охвачены были не только признанные центры винного рынка, такие как Лондон и Нью-Йорк, но и западное побережье США. Его выбор пал на Christie’s, потому что у этого аукционного дома имеются отделения не только в Нью-Йорке, но и в Лос-Анджелесе.

«Именно коллекционеры с западного побережья прославились своими дегустационными сеансами с участием самых великих вин,—замечает Ричард Брайерли, глава североамериканского отделения продаж вин Christie’s.—У нас там весьма активное сообщество коллекционеров, и грех было не поделиться с ними этими совершенно фантастическими винами старых урожаев».

Лондонский аукцион, состоявшийся 22 мая 1999 года, прошёл с огромным успехом: 553 лота, общая вырученная сумма—1 476 000 долларов. Среди самых запомнившихся лотов—ящики по 12 бутылок урожаев 1928 и 1929 годов, каждый из которых ушёл за сумму, превышающую 44 000 долларов; а также бутылка-магнум (3 л.) урожая 1900 года, проданная более чем за 23 000 долларов.

«Двадцатые годы прошлого века по природным условиям были замечательным десятилетием,—увлечённо рассказывает Фредерик Анжерер.—У лучших урожаев вкус всё ещё очень полный, с богатым, объёмным послевкусием. Но вы знаете (здесь выражение лица управляющего великим замком становится точь-в-точь как у отца, чей повзрослевший ребёнок готовится покинуть родительское гнездо), мало-помалу они начинают увядать. Пора подавать к столу…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *